A A A Ц Ц Ц Ц

ШРИФТ:

Arial Times New Roman

ИНТЕРВАЛ:

х1 х1.5 х2

ИЗОБРАЖЕНИЯ:

Черно-белые Цветные

Городское автономное учреждение культуры и спорта «Возрождение»

МЕНЮ

Археологические культуры, древние городища и селища Жуковского района Калужской области


05.09.2023
233

Стоянки древнего человека, одна за другой открытые с 1999-2002 в бассейне р. Нары Жуковского района близ деревень Макарово, Тарутино, Корсаково и Агафьино, в окрестностях Обнинска и на территории Боровского района, дают нам возможность предполагать, что люди поселились в наших краях около 14-ти тысяч лет назад.

На древних стоянках, обнаруженных по р. Протве, ощущалось влияние льяловской и белевской культур.
Льяловская культура (4-3 тыс. до н.э.) — часть большой культурно-исторической общности с ямочно-гребенчатой керамикой. Среди каменных орудий льяловцев — кремнёвых отщепов, ножей, скребков, свёрл и др., нередки и такие, которые за тщательность отделки можно назвать настоящими произведениями искусства древнего человека, это наконечники стрел, дротики, копья. Многие вещи льяловцы вырезали из кости: гарпуны, долота, наконечники стрел, рыболовные крючки, что говорит о возросшей роли рыболовства.
В первой половине третьего тысячелетия до нашей эры льяловцев вытеснили, или правильнее сказать, пришли им на смену представители другой археологической культуры — волосовской. Волосовская культура просуществовала около тысячи лет и занимала обширную территорию Волго-Окского междуречья. Затем в местах, заселённых волосовцами, появились пришлые племена фатьяновской археологической культуры, уже давно освоившие земледелие и скотоводство. С их приходом в наших краях началась новая эпоха — эпоха бронзы или бронзовый век.
Племена фатьяновской культуры, пришедшие с юго-запада, вероятно из Прибалтики и Приднестровья, принадлежали к культуре боевых топоров и шнуровой керамики, о чём свидетельствуют археологические находки, обнаруженные на месте природного заповедника «Урочище Михалёва гора» близ д. Стрелковка.
У деревни Огубь Жуковского района в начале 20 века было исследовано погребение, оставленное, по-видимому, небольшой группой людей абашевской культуры, не оказавшей существенного влияния на историю региона.
В позднебронзовом веке на территории Жуковского района обнаруживаются следы поселений поздняковской культуры (окрестности Обнинска), в раннем железном веке — мощинская археологическая культура (представленная голядью), позднее — зарубинецкая археологическая культура.
«Первые люди, приступившие к продолжительной, осёдлой жизни в Жуковском районе, были представителями дьяковской культуры* (финно-угорской общности), — пишет в своей книге «История Угодского края» А.И. Ульянов.- Вероятно, это были предки мери…», вытеснившие абашевскую и позднюю фатьяновскую культуры.
Дьяковский археологический период раннего железного века, существовавший в 7 в. до н. э. — 5 в. н.э. на территории Московской, Тверской, Вологодской, Владимирской, Ярославской и Смоленской областей, достиг своего расцвета во 2 – 3 вв. н.э. Дьяковская культура — культура древних финно-угорских племён, предков известных по летописи мери и веси.
Археологические раскопки показывают, что Москва была родовым поселением дьяковской культуры, кластером селищ и городищ. Наиболее известные из них – Дьяково городище, давшее название финно-угорской культуре, городище на Боровицком Холме в Кремле, Воробьёвых горах, в Кунцево, Филях, Сетуни, Химках, Тушино, нижних Котлах и Люберцах. Отсюда ещё одна версия названия Москвы – от мерянского «моска» — конопля и «ва» — вода, река. Или от «маска» — медведь, т.е. Медвежья река.
В эпоху раннежелезного века возникли поселения дьяковской культуры и в районе г. Жукова, деревень Алтухово, Стрелковки, Колышово, Стехино и Тиньково, о чём свидетельствуют фрагменты сетчатой и гладкостенной дьяковской керамики, костяные и железные изделия, бронзовые украшения.
Одно из древних поселений дьяковской культуры в нашей округе — селище Михалёва гора, расположенное в 700 м к югу от д. Стрелковка, обнаруженное К.Я. Виноградовым там же, где и абашевский могильник. Люди жили здесь, последовательно сменяя друг друга на протяжении тысячелетий, вплоть до 15 века. Археологи обнаружили три культурных слоя (7-5 вв. до н.э.,3-5 вв. н.э., 14-15 вв. н.э.
Для дьяковской культуры были характерны: «текстильная» (сетчатая) лепная керамика, когда стенки сосудов украшались прижатой к сырым изделиям тканью и ямочками (солярными знаками?); браслетообразные сомкнутые височные кольца; бантиковидные нашивные бляшки, шумящие привески с утиными «лапками»; щумящие привески — женские бронзовые украшения с подвесками, издающими шум при ходьбе; орнаментированные глиняные грузики конусовидной формы. Явно предметами культа служили глиняные женские статуэтки и накладки и наконечники поясов с тамгообразными знаками и стилизованными человеческими фигурками — так называемыми «пляшущими человечками». Следует отметить, что подвески в виде животных и птиц повсеместно использовались в качестве амулетов по всей Руси 10-13-х веков.
Мёртвых дьяковцы кремировали и хоронили в так называемых «домиках мёртвых». В этих сооружениях, представлявших собой небольшие домики, хранились остатки кремации умерших с остатками погребального инвентаря и ритуальных бронзовых «шумящих украшений».
В 7 веке до н.э. начале н.э. в эпоху раннего железного века в Поочье появляются носители городецкой культуры, предки поволжско-финского народа мурома.
Сообщения о соседстве финно-угорских племён со славянами, относящимися к 9-10 вв., мы можем найти в Киевской Летописи. Летописец называет финские племена, проживающие в лесах по р. Оке («за волоками») – заволочская чудь.
На рубеже 2-3 вв. н.э. (5—8 вв.) на земли по Оке, где уже обитают финно-угорские племена, приходит новая, материально-богатая культура с военным укладом, названная культурой рязано-окских могильников, носители которой составили два этнокультурных компонента с разными погребальными обрядами.
Таким образом, к 6 веку вся территория дьяковской культуры, представленная финно-угорскими племенами, от средней Оки на Юге до Верхней Волги на Севере, включая течение р. Москвы и её притоки – Рузу, Истру, Пахру, были заселены балтоязычными племенами, названными в древнерусских летописях «голдь, голядь».
Появление в нашем крае днепровских балтов, представленных голядью, привело к увеличению численности местного населения, повышению его хозяйственной активности и переменам в жизни местных жителей. Пришлые балты заселяют места и городища, ранее возведённые финно-угорскими племенами. Постепенная ассимиляция финно-угров балтами (голядью) происходила в бассейне р. Протвы скорее всего в результате длительного культурно-хозяйственного взаимодействия. На остальной территории края доминировало финно-угорское население.
В результате взаимодействия аборигенного населения с пришлым в Верхнеокском регионе на рубеже третьего и четвёртого столетий складывается новая культура – мощинская, названная так по раскопкам в Мощино Мосальского района археологом Н.И. Булычевым в конце 19 века.

Ведущим занятием населения в то время стало земледелие. В это время появляются косы, куда более производительные, чем серп. Развитие металлургии достигает больших высот, появляется много изделий из железа. Развитие получает гончарное производство. Появляются и так называемые лощёные сосуды — миски, горшки, кувшины.
На границе Жуковского и Боровского районов памятником племени голядь является многослойное поселение Кривское -3 (Лужки). На разных участках поселения археологами были обнаружены кремневые отщепы, сетчатая (нитчатая) керамика, гладкостенная и лощёная посуда, горшки баночной формы, с орнаментацией мелкой крутой волной по горлу сосуда, присущая именно для бассейна р. Протвы. Из вещевого материала – лощёные пряслица с чётким ребром и крупным отверстием, указывающие на мощинскую культуру (голядь). Найденные изделия из бронзы датировались 11-м нач. 12 вв.

В Жуковском районе известны не только поселения, но и захоронения мощинской культуры. После разгрома голяди на Протве в 1147 г. Новгород-Северским князем Святославом Ольговичем, земли голяди по Протве отошли к Рязанскому княжеству. В 1382 г., по договору между Дмитрием Донским и Олегом Рязанским, эти земли стали принадлежать княжеству Московскому, и голядь стала данником Москвы.
От балтов, вероятнее всего, нам осталось и название реки Протва (Поротва) – исходная форма pratuva или pratava, где «прат- проход, ворота» и «-ава,-ува» имеют значение «река». «Речные ворота», не так ли? Если учесть, что реки в древности сыграли огромную роль в расселении и освоении новых территорий разными народами. Река Нара в одном из вариантов носит балтское название, означающее «поток».

К сер. 9 в., передвигаясь по речным руслам, уже вятичи стали заселять болотистые поймы рек Оки и реки Москвы, а к концу 9-го началу 10-го века — берега Угры, Лужи и Протвы, потеснив балтские племена голяди.
Не смотря на это, регион р. Протвы и р. Нары долгое время оставался незатронутым славянской колонизацией, о чём свидетельствуют одиночные курганные могильники бассейна р. Протвы, голядь продолжала жить по Протве и Угре. У В.В. Седова находим: «О проживании голяди в Западном Подмосковье (в 12 в.) свидетельствует Ипатьевская летопись. Под 1147 годом сообщается, что суздальский князь Юрий Долгорукий, претендовавший на киевский престол, пошёл с войском на Новгород Великий, а черниговскому князю Святославу Ольговичу повелел воевать Смоленскую волость. Последний принял это предложение и захватил часть смоленских земель в бассейне р. Протвы, притоке Оки, заселенных голядью — «…и шед Святославъ и взя люди Голядь, верхъ Поротве…» — записал летописец.

К голяди Подмосковья относится и сообщение летописей под 1058 годом о победе Изяслава Ярославича над голядью. Более того, с той же смоленской голядью, по–видимому, связано отмеченное летописями событие 1248 г.: «И Михаиле Ярославичъ (Хоробрит) московский убьенъ бысть от Литвы на Поротве». «Литва» на р. Протве в середине 13 в. это — безусловно, потомки голяди.
В 1921 г. профессор Виноградов К. Я. в пойме реки Протвы обнаружил древнее городище, позднее оказавшееся селищем, которое с трёх сторон было окружено старицей реки Протвы (рекой Огубь), протекающей близ города Жукова. Это место, получившее название болотное Огубское городище, памятник с напластованием трех археологических культур: дьяковской, мощинской, зарубинецкой. В начале 80-х годов с места расположения древнего городища, где проводилась добыча чернозёма, обнинскими краеведами В.С. Нестеровым и В.А. Тарасовым (рук. исторического клуба «Аркос») был организован сбор подъёмного материала, вошедшего в коллекцию Музея истории Обнинска.

В 2007 и 2008 гг. на Огубском городище проводились ещё одни археологические раскопки. Их возглавили учёные Института археологии РАН – старший научный сотрудник, кандидат исторических наук В.В. Сидоров и аспирантка института О.Ю. Потёмкина, обнаружившие новые факты о Огубском поселении. В своей статье «Огубское поселение» В.В. Сидоров отмечает, что данное поселение по составу находок — исключительное. Здесь работали ювелиры, отливали из меди шумящие привески, сюльгамы, браслеты, в том числе с сохранившейся позолотой; встречаются завозные бусы, много воинской амуниции, стальные стрелы, нож с серебряной наводкой.
Жители Огубского поселения охотились на бобров, держали коров, лошадей, свиней и овец, ловили рыбу, били гусей и уток, с помощью собак охотились на медведей и лосей. Состав хозяйственного инвентаря даёт право предполагать, что поселение не рядовое и вероятнее всего – летняя и зимняя резиденция князя, что княжил над голядью, а проживал в укреплённом Анисимовском городище, синхронном Огубскому поселению.
Жители поселения были знакомы также с процессом изготовления предметов быта из меди, бронзы и железа, о чём говорят находки литейной формы и фрагмент тигля с остатками металла, из которого отливали шила, рыболовные крючки, ножи, серпы, наконечники стрел и копий. Предметы быта, украшения из бронзы, инкрустированные эмалями, стеклянные, золочённые из красной эмали (пасты), и белые цилиндрические бусы говорят о том, что жители Огубского городища вели торговый обмен с ближними и дальними соседями, видимо выменивая их на меха.

Недалеко от Огубского селища краеведами В.А. Ивановым и В.С. Нестеровым в 70-х годах был открыт ещё один памятник зарубинецкой культуры – Анисимовское городище, расположенное на правом берегу р. Городянки недалеко от д. Анисимово. Можно предположить, что на этом городище была княжеская резиденция, а на Огубском – летнее поселение.
Второе по значимости после Огубского селища – это Алтуховское городище, обследованное в 1924 г. К.Я. Виноградовым на р. Иче. Среди археологических находок — керамика, изделия из кости и металла, шиферное пряслице со свастикообразным знаком, которые наряду с косыми крестами связано с солярным культом. Городище имело вал высотой до 3 м. и ров глубиной до 2-х м., рядом с ним были открыты два селища — Алтуховское и Стехино на р.Турве.

При впадении в Протву речки Городянки располагались городище Спас-Городец и селище Кислино-2, самое большое поселение нашего края первой половины 1 тыс. Далее – городище Тиньково, укреплённое валом и широким, до 30 м., двухметровым рвом и Оболенское (4-7 вв.,14-17 вв.), окружённые селищами, курганными и грунтовыми некрополями, а в километре от него городище Колышово (4-7 вв.).
В 1984 г. было обследовано селище Протва, в 1977 г. – селище Стрелковка 4-7 вв., 13-14вв. Второе по площади после Кислинского селища в нашем районе — это селище Спас-Загорье. На р. Наре-селище Орехово, а на правом берегу р. Угодки на месте её впадения в Огублянку – селище Костенки-1. Таким образом, в нижнем течении реки Протвы располагался укреплённый район, состоящий из 4-х городищ и селищ. Здесь же находились курганные захоронения.

Особого внимания заслуживает Оболенское городище с археологическими слоями (4-7 вв., и 14-17 вв.), некогда возвышающееся над «оболеньем» — заливным лугом при впадении в Протву реки Оболенки (Сунгудовки).
О том, какими были в те далёкие времена знакомые нам с детства реки Протва, Нара, Истья, Угодка, Ича, Дырочная (на старых картах – Дорошна, Дорошня), свидетельствуют их высокие крутые берега. Несомненно, были эти реки широкими, глубокими и полноводными. Именно они открывали путь для заселения нашей местности первыми людьми, по ним прокладывались водные пути для торговых отношений, которые в свою очередь вели к смешению культур, способствовавших приобретению опыта, навыков, мастерства и развитию ремёсел в последующем.

© 2024 - Городское автономное учреждение культуры и спорта «Возрождение»
Яндекс.Метрика